Центр медицинской психологии и нейрокодирования

Лечение (кодирование) алкоголизма гипнозом. Гипноз и Внушение

Записаться на консультацию

Статьи


Лечение (кодирование) алкоголизма гипнозом. Гипноз и Внушение. Научные предпосылки

 

Лечение (кодирование) алкоголизма гипнозом. Гипноз и Внушение. Научные предпосылки.

 

Влади́мир Миха́йлович Бе́хтерев — выдающийся русский медик-психиатр, невропатолог, физиолог, психолог, основоположник рефлексологии и патопсихологического направления в России, академик, впервые применил научный подход в лечении алкоголизма гипнозом. Будучи членом Петербургского общества психиатров, приват-доцентом Петербургской медико-хирургической академии в 1884 году Бехтерев уезжает учиться у ведущих психологов в клиники Австрии, Франции, Германии. Именно во Франции профессор Ж.-М. Шарко впервые показывает ему применение гипноза у истерических больных. В тот период клинический гипноз как метод лечения в психологии и психиатрии только входил в научную медицинскую практику. Вокруг применения гипноза развивались целые баталии споров. Шарко считал состояние гипноза неестественным состоянием мозга. Оппонент Шарко, профессор Бэрнгейм настаивал на естественном происхождении гипноза как простого сна вызванного внушением. Бехтерев принимает сторону Бэрнгейма начиная утверждать не  только абсолютную нормальность гипнотического сна, но и его лечебное воздействие. Время доказало правильность выбора доктора Бехтерева. В 1885 году, Будучи уже заведующим кафедрой психиатрии Казанского университета Бехтерев создает первую в мире психофизиологическую лабораторию. Проводя научно – исследовательскую деятельность он исключает из лечения любые формы насилия над психически больными. Уже возглавляя кафедру в Военно-медицинской академии, опираясь на учение об условных рефлексах, Бехтерев создает новое направление – рефлексологию. Ученый считает, что все психологические процессы сопровождаются двигательными и рефлекторными реакциями доступными для наблюдения и регистрации. Нужно только овладеть объективными механизмами считывания информации и систематизировать их. Объективно исследовать личность можно исследуя рефлексы. Духовного не существует без мозговой деятельности считает академик. Мозговая активность и духовное – вместе единый психический энергетический процесс часть мирового энергетического процесса. Истоками психической энергии Бехтерев считал пищу, зрение, вкус, слух, скелетную мускулатуру, речь, жесты, мимику.  Это один из первых отечественных бихевиоральных подходов в изучении психических процессов, который впоследствии лег в основу  когнитивно-бихевиоральной терапии (КБТ) оригинально и успешно применяемой в нашем Центре медицинской психологии и нейрокодирования. На основании закона сохранения энергии Бехтерев предлагал таким образом изучать, так называемое, «Бессмертие души».

 

В  1920 Бехтерев, совместно с известным ныне основателем династии, дрессировщиком В.Л. Дуровым впервые провел успешные эксперименты с внушением животным (собакам прошедшим специальную дрессировку). Классикой в изучении телепатии (передачи внушения на расстоянии) являются описанные Бехтеревым шесть опытов над  дрессированной собакой Пикки. В четырех опытах передающим задание был В.Л. Дуров, а в двух остальных - сам академик, причем о своем мысленном задании он никому перед опытом не говорил. В.М. Бехтерев: "Третий опыт заключался в следующем: собака должна вскочить на предрояльный круглый стул и ударить лапой в правую сторону клавиатуры рояля. И вот собака Пикки перед  Дуровым. Он сосредоточенно смотрит в ее глаза, некоторое время охватывает ладонями ее мордочку. Проходит несколько секунд, в течение которых Пикки остается неподвижным, но будучи освобожден, стремительно бросается к роялю, вскакивает на круглый стул, и от удара лапы по правой стороне клавиатуры раздается трезвон нескольких дискантовых нот. В четвертом опыте собака должна была, после процедуры внушения, вскочить на один из стульев, стоявших у стены, и затем, поднявшись на стоящий рядом круглый столик, поцарапать лапой большой портрет, висевший на стене над столиком. Казалось бы, что это сложное действие собаке не так-то просто выполнить. Но Пикки превзошел все наши ожидания. После обычной процедуры (Дуров сосредоточенно смотрел в глаза собаке в течение нескольких секунд) Пикки спрыгнул со своего стула, подбежал к стулу, стоящему у стены, затем с такой же легкостью вскочил на круглый столик, и поднявшись на задние лапы, достал правой передней конечностью портрет и стал царапать его когтями... Чтобы иметь полную уверенность, я решил сам проделать аналогичный опыт, не говоря никому о том, что я задумаю. Задание же мое состояло в том, чтобы собака вскочила на стоящий неподалеку круглый стул и осталась там сидеть. Сосредоточившись на форме круглого стула, я некоторое время смотрю собаке в глаза, после чего она стремглав бросается от меня и начинает бегать вокруг стула. Опыт не удался и я понял почему: я сосредоточился исключительно на форме круглого стула, упустив из виду, что мое сосредоточение должно начинаться движением собаки к круглому стулу и затем вскакиванием на него. Ввиду этого я решил повторить опыт, не говоря никому о своей ошибке и поправив себя в вышеупомянутом смысле. Я снова усаживаю собаку на стул, обхватываю ее мордочку обеими ладонями, начинаю думать о том, что она должна подбежать к круглому стулу и, вскочив на него, сесть. Затем отпускаю собаку и не успеваю оглянуться, как она уже сидит на круглом стуле. Пикки разгадал мой "приказ" без малейшего затруднения..."    

 

В дальнейшем Бехтерев перенес свои опыты по изучению телепатии на людей, где отметил разницу между поведением человека в коллективе и индивидуальным поведением при осуществлении внушений. А именно, усиление эффекта внушения в толпе по сравнению с индивидуальным внушением. Однако Бехтерев не считал телепатию доказанной.

 

Тем не менее, одна из версий  насильственной гибели академика в 1927 году связана с открытием так называемого «идеологического оружия» - определенной волны трансляции мысли на расстоянии. Вместе с основателем «Биологической радиосвязи» Б.Б. Кажинским впервые начали производиться эксперименты по техническому  усилению и передаче мысленных сигналов. Здесь выделились два направления

 

  1. Телепатия как передача мыслей и эмоций на расстоянии. Особенно здесь удалось достичь успехов по передаче эмоциональных состояний.
  2. Использование для внушения обычной радиосети и частотных возможностей микрофона, радиоволны, определенной частоты и амплитуды колебаний (ритма) вызывающей у слушателя гипнотическое состояние усиливающее эффект внушения. Причем вначале на это воздействие реагируют особенно податливые, а потом эффект индукции передает это состояние всей толпе. Для закрепления достигнутых внушений характер сигналов менялся.

 

Естественно, все эти исследования были строго засекречены. При создании и изучении возможностей психотронного (идеологического оружия) один из лаборантов в 1927 году со всеми чертежами сбежал в Германию. Существует версия, что Сталин не смог простить такой ошибки академику В.М. Бехтереву.

 

Гипноз и внушение выступали в качестве предмета исследования многих наук:  психотерапии, физиологии нервной системы, общей психологии, психологии личности, общей биологии. Гипноз был известен людям еще с глубокой древности. Им в различных целях пользовались служители религиозных культов, шаманы, целители, фокусники. Предысторию того вида гипноза, которым пользуется современная медицина  В.М. Бехтерев связывал с Индией… [1, с.20-21]  Говоря о Бехтереве невозможно не говорить об И.П. Павлове и его учении об условных рефлексах, которые легли в основу дальнейшего развития отечественного гипноза.

Участь медицинского гипноза в России была тяжелой и сложной. Отношение к нему у различных профессиональных слоев медицины было, да и сейчас остается весьма неоднозначным. Экзамен устроенный профессиональным психолого-психиатрическим сообществом Петербурга одному из заезжих гипнотизеров в 70х годах 19го столетия полностью провалился, что и определило дальнейшую судьбу клинического гипноза в России.

Публичные сеансы гипноза были запрещены, а врачам разрешалось применять его только в присутствии других врачей и по предварительному разрешению свыше. В таких условиях развитие медицинского гипноза было полностью парализовано, а его использование перешло в руки профессиональных  шарлатанов. Бехтерев содействовал устранению этих ограничений и в последующем более 40 лет занимался гипнозом как психолог и психиатр.

 

 В новой истории России публичный медицинский гипноз (Кашпировский) через  технические СМИ так же был запрещен. Такое повторение истории, некомпетентность и поддержка некоторыми телевизионными каналами профессиональных шарлатанов применяющих гипноз подорвало доверие населения и некоторых медиков к профессиональному медицинскому гипнозу вновь парализовало его развитие в большинстве отраслей практической медицины. В результате преподавание практических навыков отечественного клинического гипноза не осуществляется на большинстве факультетов усовершенствования врачей, не входит в программы обучения клинических психологических вузов России. Отсутствуют сколько-нибудь научно-обоснованные и утвержденные программы подготовки профессиональных специалистов в области клинического гипноза: суггестологов-терапевтов, гипнотерапевтов.  Практически отсутствуют квалифицированные преподаватели медицинского отечественного гипноза. Отечественный клинический опыт в области гипноза  не используется в клинической практике и не совершенствуется.  А курс введения в психотерапию даже не входят в программу обучения студентов-медиков. Единичные медицинские специалисты вынуждены приобретать дорогостоящий клинический опыт медицинского гипноза за рубежом, за собственные денежные средства. Понятно, что такой способ усовершенствования доступен не всем.

 

В Центре медицинской психологии и нейрокодирования д-ра Олехновича все специалисты прошли полную сертифицированную подготовку в области медицинского гипноза и имеют квалификации суггестологов-терапевтов.  

 

Применяемые нашими специалистами техники внушения и гипноза полностью  устраняют такую патопсихологическую величину, как патологическое влечение к алкоголю, перееданию (обжорству), тягу к игре, к курению и т.д. Все то, что современные лекарства, фармакологически направленно, полностью подавить не могут.

 

Наш клинический опыт доказывает, что даже единичные случаи применения медицинского гипноза не только в психиатрии и наркологии, но и в терапии,  неврологии, ортопедии, урологии, сексопатологии, офтальмологии,  гинекологии, а также, при болезнях  уха горла носа, при детских болезнях,  осуществляемые совместно с врачами, курирующими  лечение заболевания, способны избавить пациентов не только от большинства симптомов заболевания, но и огромного количества дорогостоящих лекарств,  оказывающих не только лечебное действие, но и наносящих вред организму. Такое отношение и недооценка клинического гипноза, как метода лечения и профилактики заболеваний, одного из методов психотерапевтической науки и практики, причиняет серьезный социально-экономический ущерб не только Российскому здравоохранению, повышая затраты на него, но и наносит урон здоровью и кошельку больных людей, вынужденных применять, не всегда оправданные назначения дорогостоящих и небезопасных лекарственных средств тогда, когда медицинский гипноз мог быть более действенен, эффективен и безопасен.

 

  1. Бехтерев В.М. Гипноз, внушение, телепатияМ.: Мысль, 1994 г. - 364 стр.

 

 

 

 

 


Записаться на консультацию